Main Dr. Alexander
Kanzepolsky
Medication Friends & Colleagues Publishing House Forum News
Лечение в Израиле
Отзывы и письма
Издательство
Друзья и коллеги
Обучение
доктор Канцепольский
Заболевания желудочно-кишечного тракта
Ассиметрия лица и тела
Синдром хронической усталости
Подготовка к родам
Нарушения менструального цикла
Головные боли и депрессия
Сколиоз и другие заболевания позвоночника
Родовая травма
Профилактика и курортология
Диетология и гомеопатия
Психология и музыкотерапия
Стоматология и косметология
Акушерство и гинекология
Ортопедия
Аутизм и нарушения развития ребёнка
СДВ и Гиперактивность
Мануальная терапия и рефлексология
Висцеральная терапия
Кранио-сакральная терапия
Остеопатия

Основы краниальной остеопатии


Основы краниальной остеопатии

Часть I. ВВЕДЕНИЕ

ОСТЕОПАТИЧЕСКАЯ КРАНИАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ

Одной из важнейших составляющих остеопатической медицины является краниальная остеопатия. Клиническая методология краниальных манипуляций развивалась в контексте остеопатической философии начала XX столетия. Основоположником краниальной концепции был William Garner Sutherland (Вильям Гарнер Саттерленд (1873-1954), доктор остеопатии).
На основании нормальной анатомии и нормальной физиологии он сформулировал краниальную концепцию, потратив многие годы на изучение швов черепа, функции мембран, спинномозговой жидкости, ЦНС. W. G. Sutherland назвал открытый им феномен первичным дыхательным механизмом (ПДМ). По лингвистическим соображениям в настоящее время его называют краниосакральным механизмом (КСМ) (Мitchell F. L., 1987).
Первичный дыхательный механизм или краниосакральный механизм — это ритм, присущий головному мозгу и всей ЦНС. Этот механизм представлен во всём теле и должен рассматриваться как истинная составляющая физиологии всего тела. Он остаётся неизменным. Эта физиологическая функция названа William Garner Sutherland дыханием, потому что она связана с газовым и электролитным обменом на клеточном уровне, известным как клеточное дыхание. Этот механизм назван первичным, потому что оно лежит в основе и контролирует все прочие физиологические механизмы организма. Он назван механизмом, потому что он проявляется через сложные сочленения костей черепа, т. е. через механику.
КСМ рассматривается как основной механизм жизни. Вы можете на какое-то время задержать дыхание, ваше сердце может даже остановиться на очень короткий срок (йоги), но пока длится жизнь, механизм первичного дыхания никогда не перестанет действовать. Он может быть искажён, уменьшен или ограничен, вследствие каких-то причин, но он продолжает действовать.

КСМ имеет пять компонентов: головной и спинной мозг, цереброспинальная жидкость, мембраны реципрокного натяжения, костно-суставной механизм и краниосакральные взаимоотношения (Сарогossi R., Реугаlade F., 1992).
КСМ — это результат действия 5 главных лринципов:

► Принцип 1: Подвижность как неотъемлемое свойство ткани головного и спинного мозга.
► Принцип 2: Флуктуация цереброспинальной жидкости.
► Принцип 3:
Подвижность Мембран Реципрокного Натяжения.
► Принцип 4:
Подвижность костей черепа.
► Принцип 5: Подвижность крестца между подвздошными костями.

Головной мозг — это орган, обладающий собственной внутренней микроподвижностью (первая составляющая КСМ). Ещё Е. К. Сепп и М. Б. Цукер в 1940 году указывали, что в этой способности мозговой ткани большую роль играет астроцитарная глия, окружающая сосуды, и сеть упругих капилляров, образующих опорный каркас нервной ткани. Ими же обращается внимание на то, что пульсирующие движения мозга имеют значение для внутритканевого движения жидкости, но они влияют и на движение мозговой жидкости во внутренних и внешних полостях. В 1987 году стала возможна расшифровка ритмичных импульсов черепа и объективизация графиков, которые соответствуют КСМ. В Монреале в этом же году, на международном остеопатическом симпозиуме было продемонстрировано исследование КСМ с помощью планшетного графопостроителя, который регистрировал пять графических параметров: сердечный ритм, дыхательный, КСМ неочищенный (черепные датчики), КСМ фильтрованный и КСМ пальпаторный (пальпируемый остеопатом на уровне малоберцовой кости).
Черепные датчики включали в себя различные приспособления, позволяющие избежать артефакты, связанные с дыханием и сердечной деятельностью. Периоды апноэ на короткий период позволяли полностью снять любые дыхательные воздействия. Это исследование доказало достоверность пальпаторной мануальной диагностики и установило среднюю частоту КСМ — 9,54 циклов в минуту.
В 1991 году микромобильность черепа была подтверждена с помощью точных записывающих зондов. Ю. Е. Москаленко (1996), используя биоимпедансный метод и транскраниальную допплерографию (ТКД), смог объективно описать ряд важных параметров и выдвинуть ряд положений об эффективности применения остеопатических техник.

Вторая составляющая КСМ
была названа У. Г. Сатерлендом (1939) «флуктуацией цереброспинальной жидкости».
Образование, циркуляция и резорбция ликвора хорошо изучены. Но тесная связь пространств, занимаемых цереброспинальной жидкостью (ЦСЖ), с пространствами, занимаемыми межклеточной жидкостью, освещена значительно хуже. Косвенное подтверждение гидродинамической связи ЦСЖ и межклеточной жидкости можно видеть в способности опытных остеопатов пальпировать, считать и оценивать КСМ, положив руку на любую часть тела.

Третья составляющая КСМ
— это подвижность мембран реципрокного натяжения (МРН).
Анатомия вен и венозных синусов в их взаимоотношении с твёрдой мозговой оболочкой такова, что натяжение последней влияет на их размеры и на способность транспортировать содержащуюся в них кровь. Серповидный отросток твёрдой мозговой оболочки, серп и намет мозжечка образуются складками твёрдой мозговой оболочки. Спинальная твёрдая мозговая оболочка является продолжением черепной. Вместе они называются мембранами реципрокного натяжения (МРН), Это означает, что пластическая деформация одной из них влечёт за собой натяжение и деформацию других.
Остеопаты используют непрерывность мембран для диагностики и лечения. «Техника венозных синусов» V. М. Frymann, являясь мембранозными методиками, позволяют влиять на многие патофизиологические механизмы у детей и взрослых.

Четвёртая составляющая КСМ — подвижность костей черепа на уровне швов. В различных публикациях, посвящённых этому вопросу, подробно описано эмбриональное развитие черепа, строение швов, физиологическая микромобильность костей черепа на шовном уровне. Синхондрозы, синдесмозы представляют собой подвижные соединения. Исходя из утверждения, что структура и функция взаимосвязаны, исследователи в своих работах ставили вопрос, может ли шовная структура позволить микродвижения на уровне костей черепа. Их результаты убедительно доказали гипотезу, высказанную в начале XX в. У. Г. Сатерлендом (1936).
Максимальный размах движения костей черепа здорового человека на уровне швов, выявленный при этих исследованиях, не превышает 1-1,5 мм (рис. 4).
Нарушения движения костей черепа на уровне швов являются причиной многих сосудистых и вегетативных нарушений (Небожин А. И. 1996). По степени ограничения подвижности костей черепа (компрессии) можно оценить состояние здоровья человека.

Пятая и последняя составляющая КСМ
— подвижность крестца между подвздошными костями. Это движение крестца осуществляется синхронно с движением костей черепа в структуре КСМ. Оно обусловлено и передаётся через твёрдую мозговую оболочку, которая прочно фиксирована к большому затылочному отверстию и крестцовому каналу. Поэтому все компоненты КСМ (головной мозг; ЦСЖ, МРН, костно-суставные элементы черепа и крестец) взаимозависимы, и дисфункция одного из них сказывается на другом.

КСМ включает в себя 2 фазы — так называемую фазу «первичного краниального вдоха» и фазу «первичного краниального выдоха».
► Во время фазы первичного краниального вдоха происходит активное сокращение ткани мозга в переднезаднем направлении и расширение в латеральном направлении. Вертикальный диаметр уменьшается.
► Во время фазы первичного краниального выдоха происходит пассивная релаксация мозга в переднезаднем направлении и сжатие в латеральном направлении. Вертикальный диаметр увеличивается.
Краниосакральный механизм на уровне черепа характеризуется внутренней силой — «Краниальным Ритмическим Импульсом» (КРИ), энергетическим воплощением нейроглиальной пульсации, и характеризуется внешней подвижностью на уровне костных пластин и швов, результирующей гидравлической передачи посредством ликвора и механической передачи через Мембраны Реципрокного Натяжения (МРН).
Благодаря своей форме, расположению и прикреплениям, МРН играют уравновешивающую роль внутри черепа. Это уравновешивающее действие распространяется до крестца и по всему телу. В то время как ликвор разрешает жидкостную передачу КРИ, мембраны являются вектором механической передачи КРИ к костным элементам черепа и крестцу, элементам механической опоры — фасциям, а также выполняют функцию модулирования флуктуации ликвора. Гидродинамика ликвора и интерстициальной жидкости, модулированная кинетикой МРН и фасциями с одной стороны, и оболочечнофасциальной кибернетикой с другой стороны, передаёт эту инициальную первичную силу всему телу с ритмом действия гидромеханической силы 10-14 циклов в минуту.

 Краниальный остеогенез

Остеогенез черепа происходит в прямом соответствии с развитием мозга. С точки зрения эмбриологического развития, лицевой череп, свод черепа и основание черепа имеют различное происхождение. Они могут иметь мембранозное, хрящевое или смешанное окостенение.

Хрящевое окостенение происходит по уже имеющейся матрице — хрящевому макету. Данная закладка имеет вид карнавальной маски. Став местом бурной остеогенной активности, где костные клетки постепенно замещают ткани матрицы, данный макет превращается в кость. Рост костной ткани зависит от генетических наследственных и эндокринных параметров индивидуума, однако может быть нарушен под влиянием механических факторов.
Во время жизни плода появляются центры оссификации, и остеобласты постепенно строят костную основу chondrocranium, превращая хрящевую ткань в сильно васкуляризированную костную разновидность соединительной ткани.
К моменту рождения все костные компоненты черепа оссифицированы, однако, представлены мягкой и податливой костной тканью. Важно отметить тот факт, что удерживаются костные элементы за счёт твёрдой мозговой оболочкой. Именно корректность натяжения МРН скажутся на окончательной форме костей черепа.

3 синхондроза сохраняют подвижность на протяжении всей жизни:
• synchondrosis sphenobasilaris (СБС).
• synchondrosis petrojugularis.
• synchondrosis sphenopetrosis.

Мембранозная оссификация встречается в тонких костных пластинках. 

Швы черепа
Различают несколько стадий развития швов:
► Стадия развития костных пластинок.
► Стадия встречи костных пластинок.
► Стадия шовного роста.
► Стадия тонной реорганизации.
► Взрослая стадия (стадия синартроза).

Эволюция швов
► Стадия синфиброза: от рождения до 6-7 лет.
► Стадия синартроза: после 6-7 лет до 70 лет.
► Стадия синостоза: после 70-ти лет.
 
Использование техник подхода к черепу:
1. Позволяет оценить качественные и количественные параметры КСМ: ритм, амплитуду, силу. Следовательно, оценить способность тела человека к восстановлению.
2. Позволяет тестировать функциональную подвижность: основания черепа, свода и мембран реципрокного натяжения.
3. Позволяет глобальное лечение некоторых кинетических дисфункций: основания черепа, свода и мембран.
 
 

Некоторые цитаты из лекций Роллина Е. Беккера, Д. О.

● 0сновные принципы Э. Т. Стилла не являются готовой «методичкой» для мгновенного понимания физиологии живого тела в здоровом состоянии и при травме или заболевании; напротив, это требующие длительного изучения программы для самостоятельно обучающегося врача, развивающие его понимание этих сложных живых механизмов. Каждый живой анатомо-физиологический механизм демонстрирует своё внутреннее функционирование, как в здоровом состоянии, так и при травме или заболевании».

● «Для того, чтобы понять основные принципы остеопатии, врачу необходимо внести радикальные изменения в свою концепцию о предназначении врача. Он не должен сохранять свои прежние концепции в работе с пациентами; ему не следует пытаться усвоить новые концепции, просто пытаясь применить их при лечении пациентов. Он должен прежде всего изменить свой образ мыслей и попытаться познать самого себя, до тех пор пока не почувствует удобство при работе с новыми инструментами. Вторым шагом будет применение этих инструментов для лечения пациентов».

● «Шаги: Первый — признать тот факт, что в вашем пациенте находится Живой Механизм. Жизнь всегда стремится экспрессировать здоровье. Второй — после принятия этого факта наступает отступление. Признайте тот факт, что механизм говорит вам правду. Третий — усовершенствуйте навыки пальпации. Человеческое тело умнее вас, следовательно, учитесь у него».

● «Первый шаг является самым трудным, но и самым важным для понимания и использования живых здоровых механизмов. Во-первых, обнаружьте и исследуйте механизмы живого функционирования внутри себя, и это приведёт вас к пониманию функционирования этих механизмов в организме пациентов. Второй шаг — стать хранителем живых функций в работе. Подчинитесь пациентам. Третий шаг состоит в том, чтобы развить живой навык пальпации. Пальпация является тем инструментом, который врач использует для обнаружения здоровья, находящегося внутри каждого человека. Научитесь чувствовать внутреннюю функцию, а не просто сильные и слабые движения».

● «Возможно, вы думаете, что в ходе данного курса вы получите какую-либо информацию? Усовершенствуете пальпаторные навыки? Получите необходимые знания, касающиеся лечения пациентов? Нет, вы пришли сюда для того, чтобы познать себя самих и через это понять, как вы можете помочь вашим пациентам».
 
Особенностью строения паутинной оболочки являются пахионовы грануляции (granulations arachnoideales), которые являются выростами паутинной ткани, вдающимися в полость веночных пазух или же в лежащие рядом кровяные озёра. Особенно они развиты по протяжению верхнего продольного синуса (sinus sagittalis superior).
Пахионовы грануляции необходимы для резорбции ликвора в венозный кровоток дуральных синусов. Дополнительная резорбция осуществляется по периневральным оболочкам выходящих черепных и спинальных нервов, через эпендиму желудочков и через капилляры лептоменингеа.
Из-за непрерывной выработки ликвора сосудистыми сплетениями и его всасывания в периферийных отделах субарахноидального пространства, ликвор постоянно циркулирует по наружной поверхности головного и спинного мозга.
Твёрдая мозговая оболочка (dura mater) (см. ниже).


Ликвор (цереброспимальная жидкость)

«Ликвор — это жидкость, купающая невракс»
(R. Сароrоssi)

Продукция ликвора зависит в основном от активности транспорта ионов, особенно натрия, через эпителиальную мембрану сосудистого сплетения в полости желудочков мозга. Для поддержания осмотического равновесия жидкость пассивно поступает в полость желудочков. Это в основном касается его водной части (89-90%). Качественный состав формируют структуры ГЭБ. Следует отметить влияние вегетативной нервной системы (ВИС) на величину продукции ликвора. Увеличение тонуса симпатической нервной системы способствует уменьшению продукции ликвора сосудистыми сплетениями желудочков головного мозга, а парасимпатикотония — увеличению.
Ликвор циркулирует по водопроводу мозга, IV желудочку и через отверстия в нём попадает в субарахноидальное пространство головного и спинного мозга (рис. 7). Оболочки мозга являются основными частями циркуляции ликвора, в то время как сосудистые сплетения желудочков мозга и структуры ГЭБ — продукции этой жидкости.
● Оттуда большая часть ликвора реабсорбируется пахионовыми грануляциями, сосудистыми сплетениями желудочков головного мозга и другими структурами ГЭБ, а также через периневральные пространства черепно-мозговых и спинномозговых нервов в венозное русло и лимфатическую систему.
Общий объём ликвора в желудочках и субарахноидальном пространстве колеблется у взрослых от 130 до 150 мл, у детей (первого года жизни) — 35 мл. Ежесуточно вырабатывается, приблизительно, 400-500 мл ликвора. Скорость образования ликвора — 0,2-0,6 мл/мин. Таким образом, ликвор на протяжении суток обновляется несколько раз. Общее количество ликвора с возрастом увеличивается, нарастает и его давление. В норме ликворное давление равно 100-200 мл водного столба (у взрослых), а у детей — 45-100, у детей грудного возраста — 30-60 мл водного столба.
При нормальной физиологии скорость образования ликвора равна скорости всасывания (резорбции). Скорость резорбции ликвора зависит от разницы ликворного и венозного давления.
ЦСЖ принимает участие в питании центральной нервной системы, выводит из субарахноидального пространства продукты обмена веществ. Велика роль жидкости в защите головного и спинного мозга от механических травм. Ликвор рассматривают как внутреннюю среду, в которой существует и работает центральная нервная система, ЦСЖ связана с периваскулярными пространствами в толще головного и спинного мозга, с межтканевой жидкостью, «омывающей» нервные клетки и волокна.

Таким образом, роль ликвора в ЦНС представлена следующим образом:
► 1. Амортизация (гидростатическая защита).
► 2. Метаболический обмен.
► 3. Биохимическая, иммунологическая (Т- и В-системы клеточного иммунитета, различные классы иммуноглобулинов).
► 4. Гидродинамическая.
► 5. Биоэлектрическая.

Важнейшая роль ЦСЖ заключается в её участии в метаболизме всей ЦНС. Это обусловлено не только тем, что ликвор является средой, в которой находится ЦНС, но и качественным его составом. Состав ликвора определяется как поступлением веществ непосредственно из крови, при его секреции, так и благодаря его контактам с тканью мозга. Физиологически активные вещества (биологически активные вещества), которые синтезируются в веществе мозга, осуществляют нервную, гормональную и, в более широком смысле, гуморальную регуляцию. Обмен веществ в мозге осуществляется только посредством ликвора и межклеточного пространства.

Патофизиология ликвородинамики

Между системами ликворообращения и мозгового кровообращения существует тесная взаимосвязь. Нарушение ликворопродукции в сосудистых сплетениях желудочков мозга, ликвороциркуляции, последовательно осуществляющейся в желудочках мозга (желудочковая), в субарахноидальном пространстве (цистернах, ликвороносных каналах, субарахноидальных ячейках — внежелудочковая) и отток (резорбция) ликвора через паутинную оболочку и её дериваты (арахноидальные грануляции) в кровеносную систему твёрдой и мягкой мозговых оболочек приводят к тяжёлым последствиям в центральной нервной системе. Происходит нарушение парацеребральных барьеров (гематоликворного. ликворно-тканевого и ликворно-гематического), которые соответствуют, по порядку перечисления: ликворопродукции, ликвороциркуляции и оттоку ликвора, что ведёт к нарушениям обменных процессов в головном мозге и его сосудистой системе.

Ликвородинамика в структуре краниосакрального механизма

● Во время фазы «первичного краниального вдоха»: происходит сокращение ткани мозга в переднезаднем диаметре и расширение в латеральном. Это ведёт к релаксации боковых желудочков с изменением внутрижелудочкового давления, что способствует присасыванию (аспирации) ликвора в процессе его образования на уровне сосудистых сплетений. Желудочек из-за своего анатомического уплощения в переднезаднем направлении, также расширяется, что способствует притоку ликвора из III  желудочка. III  желудочек приподнимается кверху, уменьшается его вертикальный размер, и ликвор оттекает к IV желудочку.
● Во время фазы «первичного краниального выдоха»: происходит релаксация ткани мозга в переднезаднем направлении и сжатие — в латеральном. Это ведёт к сжатию боковых желудочков («закрытие» теменных, лобных и височных долей) – уменьшается латеральный диаметр и ликвор выталкивается в III желудочек. III желудочек уплощается в поперечном диаметре, опускается и увеличивается в вертикальном диаметре, что ведёт к присасыванию ликвора и боковых желудочков. IV желудочек – увеличение в переднезаднем диаметре мозга и черепа сопровождается экстензией чешуи затылочной кости, что ведёт к сжатию желудочка и оттоку ликвора на периферию.


Методика компрессии IV желудочка (W. G. Sutherland)

Цель: стимулировать присущую телу лечебную силу для преодоления какой бы то ни было дисфункции.
Механизм: индуцируя экстензию (внутреннюю ротацию) первичного дыхательного механизма (КСМ), потенция цереброспинальной жидкости направляется от системы желудочков к периферии тела.
Положение пациента: лёжа на спине.
Положение врача: сидя у головы пациента, локти на столе.
Положение рук: одна кисть помещается в ладонь другой так, что eminentiae thenaris были бы параллельны друг другу. Попросить пациента приподнять голову, чтобы поместить руки врача под eminentiae occipitales, при этом anguli lateralis ossis occipitales, расположенные медиально от suturae occipitomastoideae, покоятся на eminentiae thenaris.
Руки врача служат как бы подушкой для затылочной кости, что должно быть комфортным как для пациента, так и для врача.
Методика:
1. Синхронизация с КСМ. В фазу первичного респираторного выдоха индуцируем затылочную кость в экстензию (внутреннюю ротацию), не позволяя возвращаться во флексию во время первичного респираторного вдоха. Прогрессивно выигрываем в экстензии.
2. Как только мы достигли предела экстензии затылочной кости, и мы не можем идти дальше в экстензию — максимально напрягаем теноры (до твёрдости) и на каждой фазе выдоха сводим их медиально, не позволяя чешуе латерального расширения (наружной ротации).
3. Ждём реакции тканей. Амплитуда движений становится всё меньше и меньше, пока не наступает точка покоя — still point (момент интенсивной активности в тканях). Она проходит так быстро, что легко может быть не замечена. Однако за still point следует ощущение размягчения и разливающегося тепла в затылочной кости, мягкое её покачивание во флексии и экстензии, напоминающее таковое покачивание лодки на тихой воде. В то же время торакальное дыхание становится преимущественно диафрагмальным, его частота приближается к частоте краниального ритмического импульса.
4. Наблюдаем за краниальной активностью, чтобы удостовериться, что она остается спокойной. Затем мягко снимаем руки с головы пациента и кладём его голову на стол.
NB! Тот же эффект можно достичь через теменные, височные кости или через крестец.

Примечание:
• Не разрешать пациенту вставать сразу после выполнения техники, чтобы избежать риска головокружения. Врач должен внимательно следить за пациентом некоторое время после процедуры, чтобы при малейших признаках головокружения опять уложить его.
• Частота выполнения данной техники: не более одного раза в неделю.

Венозное кровообращение

Самой наружной оболочкой мозга является твёрдая мозговая оболочка — dura mater. Она состоит из двух пластинок плотной соединительной ткани. Между листками твёрдой мозговой оболочки и её отростками расположены пазухи, представляющие вместилища венозной крови (синусы). Синусы представляют венозные, лишённые клапанов каналы. Стенки синусов образованы натянутыми листками твёрдой мозговой оболочки, и диаметр их открытия в значительной степени зависит от натяжения dura mater и её продолжений.
Различают:
►I. Синусы свода черепа.
►II. Синусы основания черепа.

1.1 Sinus sagittalis superior (верхний продольный синус) — располагается в дупликатуре серпа большого мозга (falx cerebri), по внутренней поверхности метопического шва (sutura metopica) и сагиттального шва (sutura sagittalis). Диаметр его увеличивается спереди назад. На уровне венозного стока (confluens sinuum) данный синус впадает в латеральный синус (sinus lateralis). В этот синус через пахионовы грануляции происходит резорбция ликвора, а также он получает венозную кровь из v.v. cerebri superior superficialts, v.v. frontales anterior и posterior, v. rolandi, v.v. parietals, v.v. occipitals, v.v. meningeae superior и mediae (рис. 10, 11).

1.2 Sinus sagittalis inferior
(нижний продольный синус) — проходит в задних двух третях свободного края falx cerebri. Идя назад, он впадает в прямой синус (sinus rectus). Получает кровь из v.v. falx cerebri.

1.3 Sinus rectus
(прямой синус) — проходит по линии соединения falx cerebri с наметом мозжечка. Имеет косое направление назад и вниз. Получает кровь из v.v. cerebri magna, которая дренирует глубокую венозную систему (v.v. cerebri profundi, v.v. basilares, v.v. cerebri superior) и вен сосудистых сплетений желудочков мозга.
Все эти синусы впадают в веночный сток (confluens sinuum), располагающийся соответственно внутреннему затылочному бугру (protuberantia occipitalis interna).

11.1. Sinus lateralis dx. и sin.
(латеральные синусы правый и левый) — симметричные парные синусы, каждый из которых отходит от confluens sinuum, первоначально идя горизонтально в дупликатуре прикрепления палатки мозжечка (tentorium cerebelli). Затем они идут под теменной костью и входят в бороздку sinus sigmoidei мастоидальной части височной кости, где находится сигмовидная часть латерального синуса. Синусы направляются вперёд и формируют начало внутренней яремной вены (v. jugularis interna), непосредственно над ярёмным отверстием (foramer jugulare). Эти парные синусы дренируют v.v. cerebri post. superficialis, v.v. temporales superficialis и  profundi, v.v. hippocampi, v.v. cerebelli post.

11.2. Sinus occipitals posteriores
(затылочный синус) — начинается от confluens sinuum и идёт в дупликатуре прикрепления faxcerebelli, затем он раздваивается на правый и левый (sinus occipitals post. dx и sin.), окружая большое затылочное отверстие. Затем они впадают во внутреннюю яремную вену непосредственно перед foramen jugularis. Получает кровь от medulla spinalis.

11.3. Sinus sphenoparietales Brechet
(клиновиднотеменные синусы) — симметричные парные синусы, они относятся к синусам основания черепа из-за их связи с кавернозными синусами. Каждый из синусов начинается от верхнего сагиттального синуса, проходит по переднелатеральной части свода черепа, следует заднему краю малого крыла клиновидной кости и впадает в передний отдел кавернозного синуса.

11.4. Sinus cavernosi
(кавернозные синусы) — объёмистые и протяжённые синусы. Они окружают справа и слева турецкое седло и тело клиновидной кости. В действительности, эти синусы разделены на две части продолжением палатки мозжечка. Внутренняя часть выполнена комплексом вен, окружающих внутреннюю сонную артерию на этом уровне и являющихся интракавернозными. Эти пространства сообщаются между собой посредством коронарных синусов (sinus coronaries), ограничивая гипофизарную ямку.
Наружная часть связывает клиновиднотеменной синус (sinus sphenoparietales) и верхний каменистый (sinus petrosi superiores). Кавернозный синус получает кровь из v.v, ophtalmicae sup. и inf., v.v. centrales retinae, sinus sphenoparietalis, plexus coronarius, plexus basilaris.

  

Егорова И. А.
канд. мед. наук, доцент курса восстановительной медицины и остеопатии СПбМАПО.

Рецензент: профессор кафедры оперативной и клинической хирургии с топографической анатомией, д-р мед. наук, профессор А. А. Лойт.


 
Created by   Построение сайтов